Программа Вконтакте   Программа в Facebook   Наш канал на Youtube

Услышим ли мы «sos» от сосны?

Именины и будни главного дерева России
 
 
 
Начну с хорошего и немного загадочного, как того и требует таинственный зимний лес. В календаре Друидов особо почитаем Год Сосны. Дерево это сопровождает нас от младых ногтей до погоста. В подтверждение достаточно вспомнить знакомые с детства строки: «Можно только лишь со сна написать о ней сасна» и слова народной песни: «Под сосною, под зеленою спать положите вы меня!». В памяти живут «сосновые» сказки Андерсена, пейзажи Левитана и Шишкина, труды Ломоносова… Джек Лондон в конце жизни мечтал увидеть белого воробья на красной сосне. Сергей Есенин написал о феврале: «Поет зима, аукает. Мохнатый лес баюкает стозвоном сосняка». Петр Первый построил из корабельных сосен славный российский флот.

«Рядом с нею душа улыбается»


Ну, а если перейти к строгой статистике, то по итогам последних инвентаризаций тайги можно вроде бы сказать: сосна в российских лесах пока не перевелась. За рыночное время лиственничников, кедровников, дубрав в стране стало меньше, но хвойный океан если и мелеет, то не так катастрофически заметно.

Оставаться на плаву удается прежде всего за счет самоотверженной работы лесоводов, которые даже в условиях безденежья и непродуманных реформ честно выполняют свой профессиональный долг. Именно они, крестные отцы главного дерева державы, наполняющего ее казну и дающего целительную силу бодрости людям – герои нашей публикации. Как говорится, с бору по сосенке, а с человека по краткому воспоминанию. Особенно ценному еще и потому, что ветераны уходят, а мысли и дела остаются.

В.А. Малолетков, лесник Родниковского лесхоза Ивановской области, вспоминал:

- Был такой случай. Совсем еще несмышленым пацаном я баловался тем, что поджигал смоляные подтеки на соснах и елках. Смола горела, плевалась огненными каплями, и это меня забавляло. Обычно я не давал огню разгореться. А как-то раз не уследил, и пламя охватило ветки. Дерево вспыхнуло как яркий факел. А я, зачарованный и немного напуганный, стоял и смотрел. Вдруг из чащи выбежал какой-то мужик и, быстро стащив с себя фуфайку, начал сбивать пламя. Стряхнув оцепенение, бросился на помощь. Вместе мы потушили маленький пожар. А чуть позже сидели рядышком на поваленном дереве и тот поведал мне, как долго и трудно из крохотного семечка вырастает сосна. Сколько добра приносит человеку, что нужно не губить, а лелеять и охранять лесную красоту…

Этим рассказчиком оказался лесной объездчик Федор Григорьевич Капустин. Он пробудил дремавшую во мне любовь к живой природе. Больше всех других деревьев люблю сосну. Ствол рослого дерева всегда греет. Тепло сосна человеку охотно отдает, рядом с ней душа улыбается. Про все эти свойства узнал на собственном опыте, это уже потом в книжках подтверждение нашел.

А.Г. Шугуров, лесничий Кузнецкого лесхоза Пензенской области, лесовод в четвертом поколении, всегда гордился своей малой родиной:

- Есть у нас сосновый бор-красавец на границе с Ульяновской и Саратовской областями. Раскинулся он на 50 тысячах гектаров. И как выжил в таких жестких почвенно-климатических условиях, на сплошных камнях – поразительно!

Удивительное это дерево сосна. Земли никудышные и тем не менее она образует великолепные леса. Мягкая и податливая для обработки древесина ее исстари использовалась на различные хозяйственные нужды, и эти качества не утрачены до сего времени. В 70 километрах западнее описываемого массива, в карьере формовочных песков на глубине 15-20 метров недавно обнаружили куски окаменелой древесины сосны эпохи Неолита, возраст которой, по определению геологов, 50-60 миллионов лет! Вот какая она родовитая, пензенская сосна!

Наши сосняки – форпост на пути весенне-летних суховеев и пыльных бурь, зарождающихся в раскаленных солнцем песках пустынь и доносящихся нередко сюда. Они преграждают ветрам дальнейший путь и на порядок снижают вредоносное действие для сельскохозяйственных угодий. Старожилами давно подмечено и наукой подтверждено: лес сохраняет влагу и, отдавая какую-то ее часть в атмосферу, способствует образованию облаков и выпадению, как правило, в летнее время дождя, столь нужного в этих засушливых приволжских местах.

К сожалению, восстановление сосняков долгое время предоставляли естественным силам природы. Она, природа, скроила зеленое убранство в крае как смогла, по-своему. С моей точки зрения, слишком много насеяла осинников и березняков, древесина которых непригодна для промышленного использования.

Поправить дело взялись лесники. Теперь сосна занимает около 60% от общей площади древостоев. Причем, не только восстанавливаем коренные боры, но и улучшаем их генетическую основу. С этой целью была организована заготовка черенков плюсовых, то есть лучших деревьев. Их прививали на сеянцы, посаженные в горшочки с удобренной почвой. Таким образом в теплице вырастили десятки тысяч элитных саженцев.

Голь на выдумки хитра


Н.В. Ламин, работавший директором Ширококарамышского лесхоза Саратовской области, метко подмечал хорошее, но не скрывал и плохое:

- Без ложной скромности питомник у нас был загляденье. Ровными зелеными щеточками стоят сосенки-однолетки без единого сорняка. Это плоды труда неутомимых женщин из лесокультурной бригады. Лесхоз не только себя обеспечил посадочным материалом на годы вперед, но и щедро делится с соседями.

32 тысячи гектаров – здешние зеленые угодья. Чуть не половина – рукотворные. Особенно ценны сосняки, выращенные на песчаных почвах. За ними особый пригляд, потому что в засуху (а тут это явление частое) они подобны пороховой бочке. И потому нет покоя коллективу в летнюю пору. В случае пожара люди встают буквально стеной против огня. Хотя противопожарной техникой лесоводы не могут похвастаться. В ход идут грабли, мотыги, лопаты. Как говорится, голь на выдумки хитра.

В.М. Желтова, лесничий Тамбовского лесхоза Тамбовской области, говорила о «зеленых питомцах», как о своих детях:

- Вместе с лесокультурницами приходилось дневать и ночевать в питомнике. Поливала, полола, а в свободную минуту просто любовалась нежными молодыми сосенками. «Маленькие мои», - нежно шептала бессловесным росткам, когда оставалась одна среди этого хлопотного хозяйства. А еще пробовала прививать кедр на сосну. И ничего, получилось! Не Боги горшки обжигают.
В.М. Акименко, моторист Хреновского лесхоза-техникума Воронежской области, вспоминал:

- Хоть я трудился не лесоводом, а лесорубом, но старался действовать так, чтобы не навредить «зеленому другу». В память врезалась такая сценка. Вкалываем до седьмого пота. Время от времени даем мотору пилы охладиться, а затем снова за дело.

…Следующая сосна стояла на отшибе. Солнце так сильно припекало, что на ее стволе с бронзовым отливом выступили янтарные капли смолы, от которых веяло тягучим пряным запахом. А вокруг комля, словно поросль, зеленели небольшие сосенки.
- Рубить их? – спрашивает напарник.

- Деревца погубить – ума много не надо, - отвечаю. – Задача лесоруба и в том, чтобы сохранить молодые сосенки, которые в будущем станут крепкими деревьями, начнут защищать почву от суховеев.

Проблемы надо решать


Посаженное и сбереженное затем строго подсчитывают ученые. Они усовершенствовали технологию обработки информации, для чего разработали и передали территориальным органам управления лесным хозяйством в субъектах РФ, лесоустроителям, а также другим министерствам и ведомствам пакет прикладных программ для персональных компьютеров; провели курс обучения пользования программами как наших специалистов, так и смежников. В результате сбор и первичное осмысление полученных данных шли не только в вычислительных центрах государственных лесоустроительных предприятий, но и непосредственно в глубинке. Свели же цифры по России и экономическим районам, а также осуществили их контроль и проверку в Москве.

К сожалению, пока сотни тысяч гектаров лесфонда остаются в хозяйствах различных юридических лиц, государственный учет тут практически не ведется, а состояние зеленого друга ухудшается. SOS, исходящий от брошенных на произвол судьбы сосняков, мало кто слышит.

На повестке дня серьезные федеральные и региональные проблемы, требующие незамедлительного решения. И в этой связи нельзя закрывать глаза на ряд негативных процессов, лихорадящих отрасль, заставляющих тревожиться о том, что сосна может надеть траур по пока еще, слава богу, многочисленному потомству. Это прежде всего недоработки в Лесном кодексе, которые способны еще больше расширить магистральный путь в тайгу пресловутым фирмам «Воруй-лес». Хотя, кажется, больше, чем сейчас, просто некуда. Ведь чуть ли не половина из заготовленной сосновой древесины не выходит из тени, обогащая «жучков», по сравнению с которыми даже прожорливый короед – безобидная букашка. Но нет предела для жульнического совершенства.

Стареют наши кадры. А на новом поколении провели эксперимент с переводом лесхозов-техникумов под крышу Минобразования. Но не потечет ли эта крыша?

Помнится, лидер ЛДПР В. Жириновский заявил: «Смотрю на молодежь. Что-то не вселяет она надежды на будущее. Революции и перестройки отодвинули самых лучших. Кто остался? Шариковы одни! Природные ресурсы есть, территории есть, лес есть, все есть – людей нет!»

Конечно, не все так плохо. Конечно, наши лучшие вузы, такие как, например, МГУ леса, готовят лесоводам смену. Однако и «пены» накопилось множество. Хотя новых шариковых отрасли не требуется.

Оппоненты обычно возражают журналистам так: «Не сгущайте краски! Не надо бежать впереди паровоза!» Однако поздно будет пить «Боржоми», когда отвалятся почки. А процесс этот, как говаривал бывший лидер СССР, уже пошел. Давайте же следовать календарю лесолюбивых друидов, а не календарю деньголюбивых равнодушных рвачей.



Подготовил Олег БОРИСОВ