Программа Вконтакте   Программа в Facebook   Наш канал на Youtube

Красавица-елка и «свалочный грех»

Экология и бизнес
 
 
 
Прикрыть фиговым листком
(Так в Библии говорится о лицемерных
попытках замаскировать какие-то дела-
делишки)


Вечно живые споры о мертвых деревьях


Из квартир вынесли очередной «елочный мусор», совсем недавно служивший украшением веселого праздника. Настали  будни – давайте же поговорим о серьезных вещах.

Помню, в 2006 году кремлевскую елку на тягачах несколько дней транспортировали из Вологодской области. Помню, в 2007-2008-ом в целях экономии пушистую красавицу доставили пред «государевы» и народные очи уже из ближнего Подмосковья. Была и другая география…

«Леди с иголочки» вымахала тогда аж на 35 метров! Рекорд. «Влетел» он (несмотря на разговоры о бережливости) в копеечку. Достаточно сказать: К «почетной гостье» пришлось проложить через поле настоящую бетонную дорогу – чтобы вывозить ее было легче. Когда «важную деревянную особу» отобрали из других претенденток, возле «секретного объекта» выставили круглосуточную охрану в подогреваемой палатке. Чтобы найти деньги на все это, довелось даже искать спонсоров, что в условиях финансового кризиса – дело непростое.

…Времена меняются, елки подрастают, цены растут. Но по-прежнему неизменны споры на тему: должно ли быть «изюминкой» Нового года живое дерево или нам как цивилизованным людям (три ха-ха!) следует беречь природу, а веселиться можно и под «искусственным аналогом».

Лично мне, честно говоря, по душе все натуральное, и потому соглашусь с аналитиком В. Демченко, следующим образом прокомментировавшим визгливые диспуты вокруг «кремлевской избранницы»:

«Разговоры о жестокости вырубки одного дерева для главной елки страны напоминают беседу защитников животных, уминающих сочный бифштекс. Словно каждую весну не сгорают во время лесных пожаров миллионы кубометров леса, словно набивший оскомину «кругляк» не уходит за рубеж, не становится «экологически чистой» мебелью и домами. Беречь окружающую среду, лес, конечно, нужно. Но делать вид, что мы пылинки сдуваем с каждого растущего ствола – перебор. Мы же не Арабские Эмираты, где елей вообще нет. Мы Россия, у нас и без меха нельзя, и живую елку раз в год можем себе позволить. Тем более главную елку страны.

Вообще рассуждения защитников природы в этом вопросе, кажется, лишены логики. «Как можно срубать старое дерево-ветеран?!» А что, лучше рубить помоложе? Ель-ребенка? А ведь именно такие экземпляры тысячами продаются на елочных базарах. Запретим все базары? Можно возразить: ели для них выращивают специально. Но от этого они живыми быть не перестают. Да и кто мешает специально выращивать для Кремля? И если уж до конца жалеть дерево и воспринимать его как предмет одушевленный, то надо у него и спросить: что лучше – дожить свой век в чаще и сгнить или отстоять месяц наряженным, в центре внимания, принося радость?

Пусть главная ель будет живой и красивой! И так настоящие елки в доме стали уже дорогим удовольствием. Мы скоро забудем запах хвои, забудем, как это – выметать опавшие иглы из угла, когда год уже совсем наступил. Перестанем понимать анекдот, в котором жена на майские праздники говорит мужу: «Ну, когда елку вынесешь?». «Безалкогольное пиво – первый шаг к резиновой женщине». Мне кажется, искусственная елка в Кремле из той же серии».

А ларчик просто открывался


Продолжим эколого-экономическо-моральный разговор. Местами он приобретал даже шахер-махерский оттенок…

Прежде всего в прежние времена в Москве на порядок сокращалось число елочных базаров и цены стали «кусаться», как никогда. Искусственный дефицит чиновники попытались объяснить привычной «заботой о зеленых легких» и привычной же «заботой о порядке». А именно: «Уменьшить число торговых точек пришлось по техническим причинам – не удалось наладить нормальное освещение, и выбрать качественный товар стало крайне трудно. У продавцов отсутствовали измерительные приборы и контрольно-кассовые аппараты».

И что тогда было сделано для наведения порядка? Вместо того, чтобы исправить технические оплошности, пресечь бардак в хвойном бизнесе, его («по пожеланиям трудящихся») решили если и не прихлопнуть совсем, то, по крайней мере, урезать.

Столоначальники упорно кивали на экологию, а в придачу на заботу о моральном облике москвичей. Ведь «дети плачут, когда видят, как взрослые убивают живые творения природы». Но это уж совсем что-то новое и оригинальное! Представляете себе хоровод безутешных малышей, завывающих: «Зачем сгубили елочку! Пускай бы век росла!» И забрасывающих пап и мам мандаринами, словно гранатами.

«Елочное урезание» продолжается. Помню, несколько лет назад у лесоводов была своя версия по поводу происходившего. По их совету журналисты тогда обзвонили фирмы, продающие пластиковые елки. Было любопытно: изделия каких производителей они предлагали для реализации? И тут выяснилась одна интересная деталь: чаще всего в телефонной трубке звучало название ЗАО «Интеко», которая принадлежала жене тогдашнего мэра.

А ведь от такой «политики» «зеленый мир», наоборот, страдает: доход от продажи одной елки (они выращиваются специально для этих целей) позволяет серьезно заняться новыми посадками деревьев.

Для многих лесных хозяйств торговля елками – одна из редких возможностей заработать и остаться на плаву».

Поднимают крик «сберегатели флоры» и по поводу того, что использованные деревья выбрасывают на свалки. Господа, вместо того, чтобы сотрясать воздух, лучше бы изучили и внедрили у себя опыт ближайших соседей, например, финнов. В Хельсинки и его городах-спутниках специализированные компании собирают «отработанные» елки и направляют их на фабрики, где их превращают в опилки, а затем в компост – первоклассное удобрение.

За рубежом делают дело, а отечественные «экологи» под шумок набивают собственные карманы. Причем, нас с вами, видимо, считают за идиотов, следуя циничной поговорке политтехнологов: «Электорат все схавает».

Золотое дно города


Пытаемся мы быть не лыком шиты и в делах, связанных с экологией мегаполиса. Известно, например, что на каждого жителя Москвы до последнего времени ежегодно приходилось 40 килограммов токсичных и более полутоны твердо-бытовых отходов (ТБО). Свалки, которые еще именуют городским дном, росли с угрожающей скоростью. И если их не разгребать и не перерабатывать «помоечный мусор», нетрудно представить себе, какой сюрприз мы готовим себе и своим детям лет через 10-20. И так уже это «грязное чудище» отвоевало себе солидные территории у леса и у зеленых зон отдыха.

В целом по России годовой ущерб природе от «достижений цивилизации» и продукции «безотходных» технологий оценивается на уровне 10% национального валового продукта. В год наше мусорное «богатство» прирастает 7 млрд тонн относительно безопасных и 90 млн тонн безотносительно опасных промышленных отходов.

В Москве социально-хозяйственные и экологические проблемы утилизации городского мусора и ТБО (их еще называли называют рециклингом) пыталась решить специально созданная группа, состоящая из 24 человек. Для многомиллионной столицы это немного. И тем не менее вызывала уважение программа очищения города, которая называется «Возрождение».

На всех предложениях группы тогдашние начальники писали одобрительные резолюции – «Весьма важно. Подготовить проект распоряжения». Рециклинг без возражений включают в городскую программу по экологии. И тем не менее на практике сдвиги могли бы быть заметнее. Места для пунктов приема вторичного сырья в переработку выделяют в префектурах с трудом и неохотно. Пока в столице их немного.

Удастся ли воплотить намеченное в жизнь? Поживем – увидим. Ясно одно: если будет достигнут хоть какой-то прогресс, и городу станет дышать легче, и экономика получит солидное подспорье от брошенных пока без толку отходов. В том числе и лесных – бумаги, картона, и несчастных елочек, о судьбе которых кое-кто продолжает лить крокодильи слезы.

…Однажды Петр I посетил пивоваренный завод Лапшина и увидел, что из заводской трубы бьет высокий столб огня.

Царь рассердился. Если перевести его грубоватый спич с матерного на литературный язык, то получится примерно так: «Лапшин! Я вижу, что ты не думаешь о сбережении дров. Смотри, сколько их понапрасну у тебя пропадает. Ты видишь только под носом. Дескать, около Петербурга ныне лесу много и дрова дешевы. А не рассуждаешь, что без бережливости и самые большие леса истребиться могут в самое короткое время. Итак, нужно тебе переделать печь и сделать ее так, чтобы отнюдь не было такой траты дров».

Затем Петр потребовал бумаги и начертил план экономичной печи, пообещав в скором времени приехать и все проверить. Что и сделал.

В этих архивных фактах вся вечно современная «сермяжная правда»: план, контроль и реализация намеченного. Все остальное – от лукавого. Как там сказано у Федора Сологуба:

«В тени косматой ели
Над шумною рекой
Качает черт качели
Мохнатою рукой…»


Что ж, в Год литературы можно побаловать себя и поэзией. Хотя у «государевых людей» самый популярный жанр – «деловая проза». Безо всяких чертей и с пользой для экологии».



Подготовил Олег БОРИСОВ