Программа Вконтакте   Программа в Facebook   Наш канал на Youtube

Операция «Кедр»

Рассекреченные секреты
 
 
 
Генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Владимирович Андропов, 100-летний юбилей которого недавно отметили в России, в бытность свою Председателем КГБ СССР отлично знал, что родственники «кремлевских старцев», пользуясь покровительством неприкасаемых батюшек и дядюшек, воруют, берут взятки и т.д. Залезли они и в международную торговлю, где за солидные презенты способствовали подписанию разорительных для державы и упоительных для «акул империализма» контрактов, договоров.

Однако, как говорится, видит око, да зуб неймет – Л.И. Брежнев не давал в обиду своих друзей и близких. А его «соратники», сбившись в стаю, запросто могли загрызть (пусть даже вставными челюстями) чересчур ретивого главного чекиста.

Приходилось чаще всего молчать в тряпочку. Но в случае, о котором мы сегодня расскажем, Андропов молчать не мог. Уж больно наглой была афера. И связана она с одним из самых прекрасных и ценных деревьев России.

Задание для «Самурая»


Мой коллега, писатель и журналист И. Итаманенко, немалый срок проработал в молодые годы в славных органах и, видимо, по старой памяти его допускали до архивов, куда остальным пусть заказан. В таких, до сих пор мало рассекреченных хранилищах, он и раскопал эту удивительную историю. Впрочем, предоставлю слово самому «Нестору Лубянки». Вместе с ним попытаемся перевести официальный и профессиональный язык документов в удобоваримую и понятную всем речь персонажей этого многосерийного детективно-экономического триллера. И вот что у нас получилось:

- На очередной явке генерал Карпов, вручив агенту «Самураю» вознаграждение за ранее выполненное задание, затем более получаса растолковывал ему, как «плохие дяди» из ЦРУ используют в своих темных делах не только доброе имя японских бизнесменов, но и их фирмы. Лекцию он подытожил так:

- Уважаемый Токугава-сан! У нас есть все основания полагать, что и ваше государственное предприятие «Икебуко» выполняет роль ширмы для прожорливых «янки». Был бы вам очень признателен за предоставление сведений о скрытых аспектах подобной деятельности.

- Насколько мне известно, мои земляки из «Икебуко» занимаются импортом витринного стекла из Союза и не скрывают этого, - возразил «Самурай».

- Согласен, но печенкой чувствую: есть тут криминал! Кто-то и что-то таится за этим стеклом. Раскопайте, уважаемый, - в накладе не будете. Гонорар превысит все ваши ожидания.

«Обманули дурака на четыре кулака»


И «Самурай» добыл-таки нужную информацию. Она потрясла даже видавших виды чекистов. В агентурном сообщении говорилось:

«Выполняя Ваше задание, во время служебной командировки в Токио источник встретился со своим одноклассником Иту Ритсу, который в настоящее время является членом наблюдательного совета «Икебуко».
Иту Ритсу сохранил к источнику дружеские чувства, вел себя искренне, о чем могут свидетельствовать представленные им сведения.

Во время беседы, проходившей в ресторане «Сиехиро», Иту Ритсу на мои недоуменные вопросы («Зачем Японии столько стекла?») со смехом пояснил, что оно является предметом, но отнюдь не целью заключения контракта и играет лишь вспомогательную роль, выполняя своего рода маскировку в получении от поставщика ДРЕВЕСИНЫ ВЫСОКОГО КАЧЕСТВА. В деталях это происходит так. Каждый раз, когда караван сухогрузов с очередной партией стекла покидает порт Находка и выходит в открытое море, всем наемным морякам-рабочим раздаются плоскогубцы и гвоздодеры, после чего они принимаются за разукомплектацию контейнеров с витринным стеклом. Доски – фурнитура – аккуратно отслаиваются, сортируются и складируются в штабеля, которые затем специальными лебедками опускаются в трюмы. Стекло же попросту сбрасывается за борт.

Как правило, работа проводится с наступлением темноты при свете бортовых прожекторов, на минимальной скорости судов. Эти меры предосторожности призваны сохранить истинную цель приобретения стекла в тайне от нежданных свидетелей: проходящих поблизости судов, а также самолетов и вертолетов русских пограничников.
За качеством выполняемых каждой бригадой действий неотступно следят двое вооруженных представителей «Икебуко», входящих в состав штатной команды.

Необходимо отметить, что администрация «Икебуко» в целях конспирации нанимает рабочих только на один рейс. Никто из них не должен быть профессиональным моряком или членом профсоюза. Все они, как правило, выходцы из Вьетнама, Лаоса или Индонезии, готовые за гроши выполнить любую работу.

По ее завершении поденщиков партиями по двадцать человек под присмотром вооруженных охранников препровождают в кают-компанию, где им вручают немного долларов и кормят. При этом насильно заставляют выпить по стакану рисовой водки, в которую подмешиваются наркотики, вызывающие временную парамнезию – нарушение памяти. Делается это для того, чтобы по прибытии в порт назначения, ни один из рабочих не мог вспомнить, чем он занимался на судне.

По словам Иту Ритсу, за один рейс караваном зафрахтованных сухогрузов в Японию доставляется несколько тысяч кубометров КЕДРОВОЙ СОСНЫ, так как именно из нее изготавливается обшивка – фурнитура – контейнеров.
В дальнейшем из доставленной древесины «Икебуко» производит изысканную дорогую мебель, которая экспортируется в страны Тихоокеанского региона, даже в США и Западную Европу. Экспорт мебели является основной статьей дохода предприятия моего одноклассника. В этой связи он посетовал, что чиновники Внешторга СССР, зная об этом, постоянно требуют огромное количество дорогостоящих подарков для себя и своих родственников. Однако все возрастающие аппетиты оправдывают тем, что им, якобы, надо давать взятки «на самом верху».

Счета за ужин в ресторане и за поездки на такси по города прилагаю.
Самурай».

Золотые доски


Когда Андропов, закончив читать, поднял голову, Карпов увидел в его глазах огонь восторга от предвкушения мести.

- Юрий Владимирович, - сказал Карпов, - какое дьявольски изощренное воображение надо иметь, чтобы до такого додуматься! Нет, вы только представьте: заказывать эшелоны витринного стекла, и не где-нибудь, а на заводах Сибирского региона! Знали же, стервецы, что именно там будут обшивать экспортную продукцию кедровыми досками. Расчет был сделан на то, что доски будут цельные, по размеру контейнера: 4 на 2,5 метра – продукция-то идет на экспорт! Это ж сколько кубометров ценнейшей древесины украдено у нас «Икебукой» за время работы на нашем рынке! Жуть! Ничего себе – «плодотворное сотрудничество»!

- Почему украдено? Предприятие оплачивает товар в валюте. Кроме того, отечественные производственные мощности не простаивают, - вкрадчиво и ехидно подлил масла в огонь председатель КГБ. 

- А древесина, как упаковочный материал, в стоимость поставки не входит. Получается, что скорлупа – дороже самого яйца! Вы только представьте: за стекло они платят копейки, а ценнейшая древесная порода достается им даром! Доведись им закупать древесину в чистом виде, тем более такую, как кедр, они бы вылетели в трубу! А мебель из кедра, она же во всем мире считается самой экологически чистой. Не удивлюсь, если излишни древесины, что сами не в состоянии переработать, японцы сбывают по бросовым ценам основным производителям мебели в Европе – итальянцам и испанцам… А мы потом эту мебель, сделанную из нашего же дерева, покупаем у них втридорога.

- Так это не вина японцев, а заслуга. Плюс преступное разгильдяйство головотяпов из Внешторга. А почему, собственно, кедром обшивались контейнеры? Почему не сосной или березой?

- На поверку выходит, Юрий Владимирович, что сотрудники «Икебуко» нашу географию и экономику изучили лучше, чем чинуши из Минвнешторга. Японцы потому-то и стремились разместить заказы на изготовление стекла на заводах Сибирского региона, что были уверены: фурнитурой для экспортной продукции станет только кедровая сосна. Она для нас – бросовый товар. В Красноярском и Хабаровском краях, в Иркутской области испокон веков на десятках тысяч гектаров лесных делянок лежали и гнили тысячи и тысячи спиленных, но не вывезенных стволов кедровой сосны. Проблема, в конце концов, не в этом. Что мы будем делать с «Икебукой»?
- Срочно запроси токийскую резидентуру – пусть представят данные о японском экспорте мебели за последние пять лет, - сказал Андропов. – Думаю, что со времени заключения «стеклянного договора» с Внешторгом продажа Японией мебели за границу стала одной из самых доходных статей ее бюджета, ведь «Икебуко» - наполовину государственное предприятие.

Да, вот еще! Свяжись с нашим МИДом – пусть готовят ноту протеста и подают иск в международный Гаагский суд о «застеклении» Японского моря и будущей экологической катастрофе. Хотя подожди! Этот вопрос я проведу через Политбюро. Председательствовать на нем буду я. Генсек, похоже, надолго занемог. Все, за работу!
…Замах был на рубль, удар получился на копейку. Даже рассыпавшиеся на глазах в прах «кремлевские небожители» устроить охоту на своих (а среди них был и сын Брежнева) не позволили. Хорошо хоть операцию «Кедр – япона мать» удалось прекратить.




Подготовил Олег БОРИСОВ